Неидальный день неидальной мамы.

Никогда не повышала на Леру голос, так чтобы что-то выговаривать и ругать. Она же маленькая — все равно не поймёт. Да могу сказать спокойно и с позитивном, что рисовать на обоях было не самой лучшей затеей, и не то что бы ее каляки некрасивые, неееет- очень красивые! Но намного краше они на бумаге в альбоме!

Не срывалась и не ругалась когда брокали были на полу. Ведь это первый опыт — хочет потрагать зеленую жижу, размазать ее по одежде, по столу и частично по моей коленке. Ну окей, один раз пожалуй можно…Зато сколько счастье на лице дочки. Говорить что так делать нельзя, — бессмысленно для ребенка в 6 месяцев. — Она не понимает почему нельзя!? Ей интересно! — Пусть удволетворит интерес.
Хочет пальцами в кашу, каша как клестер и вот уже у дочки на лице отвращение и она просит помыть ей руку. — Отлично, мне не пришлось ничего говорить или ругать, она сама поняла что это не здорово и не приятно.
Хочет воду из ванны выливать маленькой ложечкой на  пол… Интересная игра. — На тебе пустой таз, выливай в него.
В общем я как-то всегда на позитиве с ней, что для меня хаус и бессмысленное действие — для нее новый и интересный опыт, пусть попробует разок.
Разольет воду- на тебе тряпка. Хочет жевать губку- на тебе чистую губку, а мне отдай грязную.
И в те моменты когда она плакала и требовала своего я просто говорила себе — она имеет права на эти эмоции, и это ее эмоции, они не мои. Я спокойна.
Или: «Как бывает сложно совладать с пмс, а я ведь взрослая, а она маленькая -ей с ее бурями совладать еще сложнее. Бедненькая. Ну ничего, поплачет и успокоится, а я буду рядом и буду спокойна»
И я улыбалась ей и переводила в конце концов все в позитив.
Но сегодня у меня была  гормональная буря. И внутри выли сирены «Опасно! Опасно! Всем покинуть здание! Есть угроза взрыва!»
Лера тоже что-то была не в настроении и я решила что пора идти гулять. Вот только поставлю в мультиварку обед.  Но мультиварка решила что кнопка «старт» у неё больше не работает. И пока я доказывала ей обратное, Лера нетерпеливо  вопила где-то возле моих ног.
Наконец то после парочки злых ударов руками по бедному тачпаду  мультиварки, кнопка старт включилась и я пошла одевать заскучавшую дочку на улицу. Внутри было максимально горячо и напряженно!
Лера решила что веселее убегать от меня, чем одевать трусы. Поэтому я просто вышла из комнаты и закрыла за собой дверь. Думая, что лучше молча изолироваться иначе я не выдержу.
В зале начали раздаваться крики,  и через 2 минуты послышался назойливый стук в закрытую дверь.
Открываю- передо мной дочка с зареванными глазами, извиняющееся протягивает мне памперс и послушно поднимает одну ногу. Одела. Дочка ретируется за колготками и так же послушно даёт их мне. Но тут начинает снова от меня убегать.
Я не оценила игру и снова вышла из комнаты, захлопнув молча за собой дверь, кинув ей только сквозь зубы- надумаешь одеваться- зови!
Вот уже через минуту стук в дверь — и за дверью дочка с соплей на носу и одним чулком на ноге. Неплохо для 1,4 года! — Подумала я, и даже немного смягчилась.
Одеваю ее и начинаю одеваться сама. Но в ответ на меня обрушивается ещё большая буря слез.  И тут мою плотину прорывает и я повелительно начинаю отчитывать ее, властно и с выражением скандируя: «Закрыла  сейчас же рот! И жди спокойно! Или ты думаешь только ты должна быть одета, а мне можно не одеваться?! Зачем мне одеваться, да?! Или я должна одеваться под твой крик?! Так вот знай, не ты одна умеешь орать!  Сейчас одеваюсь я! А ты, будь добра, прекрати свою истерику и молча жди!»  — И эти с виду обычные и не грубые слова говорились мной с максимальной злостью.
Дочка моментально прекращает плакать и обиженно смотрит на меня. А меня уже захлестывает буря! И я ругаюсь: «Отлично! Значит мой крик ты понимаешь с первого раза?! Значит с тобой так нужно разговаривать?! По хорошему значит тебе не интересно!»
Дальше мы одеваемся в безмолвной тишине. Лера больше не издаёт ни звука.  Только очень серьезно и огорченно смотрит мне в глаза.
Выходим на лестницу и она как обычно непослушно направляете не вниз, а вверх. Я властно и со злостью  говорю: «Мы идём вниз! Руку быстро дала и начала спускаться!»
И она, о Боже! Слушается и спускается сама! И я неприятно удивлена, потому что обычно я вежливо прошу ее не подниматься на верх, уговариваю и упрашиваю что нам нужно вниз, и в результате мы уходим на 2 этажа вверх- потому что ей очень интересно что там, а мне очень не хочется брать ее на руки и напрягать спину. И я тешу надежду, что она удволетворит интерес- «Что там наверху» и перестанет каждый раз подниматься туда.
Я спускаюсь вниз и ощущаю что меня просто трясёт изнутри. И что я хочу сесть и зарыдать. Не потому что устала быть мамой, а потому что  мне стыдно что я завелась из-за мултиварки и попыток поиграть со мной в догонялки не в самый подходящий на мой взгляд момент. Обидно до слез не потому что дочка непослушно плакала, а потому что я не смогла нормально отреагировать на это. Досадно до боли, потому что в конце концов я только больше завелась и теперь не могу успокоиться.
В горле ком, но нигде не присесть. Навстречу идёт какой-то мужчина который говорит : «Девушка, вам нужно закрывать лицо! Очень холодно! Закройте лицо!»
Я через минуту понимаю что это было что-то обидное и расстраиваюсь ещё больше.
Наконец вижу лавочку, сажусь на неё и открываю строис инстаграма, чтобы отвлечься:
Вот одна мама весело вещает сидя в машине что утро началось шикарно! Пьёт кофе и на заднем сиденье в автокресле ее 7-ми месячная дочь;
Следующее сторис: мама годовалой малышки вещает что отправилась в зал на тренировку, тоже пьет кофе…
Следующее сторис: мама 2-летней дочки снимает себя в зеркале ТЦ, выбирает новые туфли и пальто.
Последнее что я посмотрела: мама двух детей пьет кофе и ест круассан.
Закрываю инстаграм, откладываю телефон и понимаю, что в таком настроении домой возвращаться нельзя. Лера уже спит в коляске. Решаю что мне срочно нужен кофе и круассан. Ближайшее место со вкусным круассаном и кофе в 30 минутах ходьбы. Отправляюсь туда.
Покупаю себе кофе, круассан и иду в парк, сажусь на лавочку и медленно все это съедаю. Не наслаждаюсь как обычно, а просто заедаю и запиваю стресс.
Потом достаю телефон и начинаю писать все это. На улице холодно, обычно не могу ничего смотреть в телефоне- пальцы коченеют моментально, но тут не ощущаю холода вообще. — Адреналин в крови дает о себе знать.
Наконец-то чувствую что мысли высказаны, выговорилась, стало легче. Адреналин отпускает. Ощущаю что от холода не чувствую пальцев))) И что дико замерзла, так как лавочка была ледяная, а я так вальяжно сползла по ней всей спиной.
Иду домой, ощущаю что на душе хорошо. Стыд прошел, досада тоже, буря успокоилась, наступил штиль. Плакать больше не хочется. Даже улыбаюсь прохожим. Думаю что дома ждет горячий обед в пароварке, что дочка проснется в хорошем настроении и будем играть во что-то интересное.
Сомневаюсь какое-то время- публиковать ли это? И зачем? А потом решаю что пусть будет. Неидеальный день, неидеальной мамы.
А еще решаю что больше никогда не буду так же кричать на дочь. Да — эффективно. — Она плакать прекращает, слушается, даже оказывается умеет чуть-чуть себя одевать.
 Да только мне потом в десятки раз хуже и противнее. Уж лучше выдавливать из себя наигранное спокойствие,  шептать про себя «мантру», делать все чтобы   в конце концов успокоились  все участники происшедствия и осталось  приятное послевкусие позитива, чем вот так- проявить власть, показать кто тут главный, кто тут старший (и кто тут самый истеричный) завестись не на шутку и потом успокаиваться 3 часа.
0 Comments
Previous Post
Next Post